Об этом он говорил с парламентариями на ассамблее Межпарламентского союза — и как депутат Госдумы, и как руководитель Калужского ядерного кластера.

Межпарламентский союз — крупнейшее (173 страны) и старейшее (с 1889 года) парламентское объединение мира. Его штаб­квартира находится в Женеве, но раз или два в год парламентарии со всего мира собираются в какой­то конкретной стране, чтобы обсудить там не только мировые проблемы, но и ее позиции и специфику. Недавно такая ассамблея собралась в Бангладеш. В составе российской делегации был депутат Госдумы от Обнинска Геннадий Скляр.

Ждем всех в Питере!

Корр. Очень много говорится об изоляции России, в том числе и на парламентских площадках. Так, наша страна сейчас не представлена в ПАСЕ…

Скляр. Расскажу о своих впечатлениях. Межпарламентский союз — крупнейшее парламентское объединение мира. В ПАСЕ — 47 стран, в МПС — более 170. И это очень важная площадка для выяснения позиций. Мы не то что изоляции не чувствовали — ассамблея приняла решение, что в следующий раз все соберутся в октябре, в Санкт­Петербурге.

И мы используем этот большой визит, чтобы, с одной стороны, максимально внятно рассказать о позиции России по самым разным проблемам, которые волнуют мировое сообщество, а с другой — показать наши серьезные достижения. Так, совместно с Росатомом мы планируем свозить на Ленинградскую АЭС большую группу руководителей парламентов, причем не только тех стран, где строятся атомные станции, но и тех, кто интересуется использованием других мирных ядерных технологий.

Мир устал от диктата

Корр. Обозреватели одним из важнейших итогов форума называют одобрение российской резолюции о невмешательстве во внутренние дела суверенных государств.

Скляр. На этом форуме реальный голос во время дискуссии получили все страны, а не только крупные игроки. Там не было даже ветерка неравноправия. Более того, иногда президиум осознанно давал выступление небольшим государствам в то время, как большие помалкивали.

И мир в целом поддержал позицию России. Только 12 западных стран проголосовали против нашей резолюции, а все остальные, включая Ближний Восток, — высказались за нее. Это яркое свидетельство, что все устали от диктата больших стран и хотят от них другого — поддержки в технологическом развитии.

Этим и занимается Россия. Мы, например, строим атомные станции в Иране, Турции, Бангладеш, — яркий знак, что мы готовы передавать свой самый современный технологический опыт.

В Обнинск поедут послы

Корр. Обнинск с его ядерным кластером очень хорошо вписывается в этот контекст.

Скляр. Знаете, как раз во время ассамблеи прошло сообщение, что 20 бангладешских студентов едут в Обнинск. Я руководителям парламентов сказал: «Они едут в мой родной город, и мы постараемся сделать все, чтобы они чувствовали себя, как дома». И это вызвало совершенно непредсказуемый восторг! Я также рассказал, что являюсь руководителем ядерного кластера и что мы можем не только технологии поставлять, но и готовить специалистов — физиков, медиков, химиков. И это тоже было очень хорошо воспринято.

Я встречался с делегациями Ирана, Турции, Бангладеш, где Россия строит атомные станции. И к нам присоединялись парламентарии из Бахрейна, Анголы, других стран: они тоже хотят развивать ядерную медицину, применять наши ядерные технологии в сельском хозяйстве. Все хотят вступить в ядерный клуб, а их туда может привести только Россия.

Думаю, что результатом этих контактов для Обнинска станет возобновление визитов послов и делегаций самых разных стран по вопросам использования ядерных технологий.

А для себя я сделал очень важный вывод: на такие встречи надо ехать не только со своей общемировой повесткой, но и с деловым списком. А так как у нас в руках ядерные технологии, это и станет моей главной темой во всех будущих форумах подобного рода.

По материалам http://www.ngregion.ru

Back to top