Какие эмоции вызывают в профессиональной образовательной среде наукограда изменения в законе об образовании?

Учителя услышаны
Накануне Дня учителя депутат Госдумы от Обнинска Геннадий Скляр вместе с другими депутатами встречался с новым министром образования Ольгой Васильевой. Перед выборами он получил от обнинских учителей наказ: нужно поставить школу и учителя в центр системы воспитания и образования страны, избавить педагогов от огромного вороха никому не нужных бумаг, на заполнение которых уходит масса времени, которое может быть отдано детям. И именно эти вопросы находились в центре внимания. Как рассказал Геннадий Иванович нашему корреспонденту, Ольга Васильева представила основные положения разработанных ею изменений в закон об образовании. Это на самом деле фундаментальные вещи.
В новом проекте меняется и статус школы, и статус учителя. Школа — не место оказания «образовательной услуги», а центр воспитания и образования детей. Вообще словосочетание «образовательная услуга» должно уйти. Соответственно, повышается роль учителя, педагога. Убираются перекосы в системе оплаты учителей.
Образование в стране должно вестись в рамках единого образовательного пространства. Сокращается федеральный перечень учебников — сегодня в нем почти полторы тысячи наименований книг! В школу собираются вернуть трудовое воспитание, кружки, а в образовательное поле — астрономию.
А что думают по поводу нового проекта в образовательном сообществе Обнинска?

«Хочется здорового консерватизма»
«Я очень рад, что астрономия возвращается в школы, — говорит известный обнинский педагог Валентин Смирнов, который сейчас преподает астрономию в рамках дополнительного образования в «Эврике». — Это предмет не только познавательный, но и нравственно-эстетический: кто смотрит на звезды, тот не совершит дурного поступка. Последние два профильных министра нанесли большой ущерб образованию России, в том числе выведя за рамки учебного процесса некоторые традиционные для наших школ предметы, то же черчение, например. А как можно вырастить будущего инженера, если он не получил в школе навыков черчения? Мы надеемся, что новый закон об образовании исправит прошлые ошибки».
А учитель русского языка 1-й школы Антонина Титова считает, что следует поработать с учебным планом: «Сегодня в 10-11-м классе ученику физически невозможно воспринять программу по всем школьным предметам. Ребята перегружены. Кроме того, они готовятся к сдаче единого госэкзамена, и при таких условиях изучение других дисциплин происходит формально. Особенно страдает изучение литературы. А этот предмет является основой нравственного воспитания человека. Что парадоксально, при каждой реформе «режут» часы по литературе. Помнится, когда в начальной школе вводили дополнительный урок физкультуры, сделали это за счет чтения — это характерный пример».
Директор же 12-й школы Алексей Гераськин говорит о необходимости более детального подхода в рекомендациях: «Например, в школе должен быть педагог-психолог. Ставка — чуть меньше девяти тысяч рублей. По нормам, на 900 детей предполагается 4 ставки. А какую нагрузку может принять на себя этот педагог, чтобы его здоровью не был нанесен вред? Не определены также отношения между родителями и школой. Введены понятия школьного совета, но они расплывчаты. И таких примеров очень много. Хочется законодательной конкретики».
«Самое главное, на мой взгляд, что школе официально хотят вернуть ее главную цель: быть центром воспитания ребенка, — подводит черту учитель истории, директор 11-й школы Анатолий Гераскин. — Во главу ставится главная педагогическая аксиома: воспитывать, обучая, и обучать, воспитывая. Мы устали от постоянного законодательного шторма. Хочется здорового консерватизма, который бы опирался на опыт российской педагогики и учитывал сегодняшнее техническое развитие общества».

По материалам http://www.ngregion.ru

Back to top